г. Старый Оскол
мкр. Северный, д. 7
тел: +7 (4725) 48–09–07; +7 (910) 368–09–07

"Вымороченное" имущество

Юристы называют «выморочным» имущество, на которое после смерти хозяина нет официальных наследников ни по закону, ни по завещанию. Еще во времена царя Ивана Грозного власть считала такую недвижимость важным источником для пополнения бюджета и после смерти хозяина тут же забирала поместья и строения в казну. В наши дни государство очень вяло действует в этом вопросе, чем не преминули воспользоваться многочисленные мошенники и аферисты.

Чаще всего имущество становится выморочным после смерти одиноких граждан. В основном это пенсионеры, престарелые или больные люди. Конечно, печально, но от одиночества никто не застрахован. Именно такие россияне (точнее, их квартиры) и попадают под пристальное внимание махинаторов. И хорошо еще, если преступники дают умереть человеку своей смертью, а не убивают его, как это делали в последние годы организованные преступные группировки в Санкт-Петербурге, Москве или Оренбурге.

Посмертные конвейеры

Когда человек умирает, то по Гражданскому кодексу в течение шести месяцев наследники по закону или завещанию должны появиться у нотариуса и предъявить права на жилплощадь. Но если они так и не объявились, то имущество отходит государству. Это общемировая практика, и ничего особенного в ней нет. Так и должно быть. Но вот в России, как всегда, все происходит совершенно иначе.

Во всех городах нашей страны мошенники создали настоящие конвейеры по присвоению бесхозного имущества покойных граждан. В преступных махинациях активно участвуют работники ритуальных и похоронных контор, участковые врачи, сотрудники служб социального обеспечения и ЗАГСов, а иногда даже и нотариусы.

Как правило, в самом начале цепочки стоит участковый врач, который исправно информирует работников ритуальной службы, а зачастую и мошенников о том, что тому или иному одинокому пациенту осталось недолго жить на «грешной земле». Когда человек умирает, мошенники уже наготове. Сотрудник ритуальной службы (чаще всего муниципальной) забирает документы покойного и начинает действовать.

Как известно, паспорт умершего сдается в ЗАГС, а взамен выдается свидетельство о смерти. Но в период от момента кончины человека и до сдачи его паспорта преступники как раз и «оформляют» множество поддельных бумаг. Если квартира была приватизирована, то махинаторы стряпают поддельное завещание на конкретного человека (или даже документы, подтверждающие родственные отношения с покойным), а после получения свидетельства о смерти составляют свидетельство о праве на наследство. При наличии у мошенников «своего» нотариуса дело вообще упрощается, и документы получаются, как говорят в народе, «комар носа не подточит». В одном из областных городов одно время действовала группа из сотрудника ритуального агентства, участкового врача и работников ЗАГСа. За шесть лет она таким образом присвоила и перепродала семь объектов недвижимости, включая один загородный дом.

Если квартира относится к муниципальной собственности, то, как правило, подельники мошенников из ЖКХ и домоуправления используя паспорт покойного, прописывают задним числом в квартире нового жильца, и вот жилплощадь уже в руках злоумышленников. Дальше – дело техники. Махинаторы приватизируют недвижимость и продают ее добросовестному покупателю. В разных вариациях – это самые распространенные способы «увода» от государства выморочного имущества. Именно так, например, действовали пару лет назад преступные группы в Самаре, Саратове и Ульяновске.

Трагикомедия

Иногда же финал «работы» преступников становится даже трагикомичным. Для примера приведу реальный случай в Москве в 2007 году.

Чинарев Алексей (имя и фамилия изменены) жил в роскошной трехкомнатной «сталинке» в престижном районе Москвы. Жилье досталось ему в наследство от родителей. Семьи и родственников у Алексея не было. Типичный одинокий человек пятидесяти лет от роду – не лучше и не хуже других. Одним словом, российский обыватель. Но была у Чинарева одна нехорошая черта – «кредитомания». За несколько лет «набрал» он множество кредитов. Выплачивал, правда, аккуратно до тех пор, пока не заболел. Тут уж ему стало не до банков. Лечение, к сожалению, не помогло, и Алексей вскоре умер.

Банк, в котором кредитовался Чинарев, копию свидетельства о смерти получил и даже подшил ее в досье. Однако через месяц коллекторская служба кредитной организации в соответствии со своим внутренним регламентом запросила у нотариуса сведения об открытии наследственного дела покойного, чтобы получить ответ о том, что оно не открывалось, и спокойно списать ссуду в соответствии с требованиями ЦБ РФ. К своему удивлению, сотрудники банка получили ответ, что дело открыто и даже есть наследник – брат покойного.

Коллекторы потерли от предвкушения ладони: значит, кредит будет погашен, ибо наследник, вступая в права, принимает не только имущество, но и обязательства покойного. Дело за малым – встретиться с братом и «убедить» его отдать долги умершего. Коллекторы быстро нашли «наследника» и принялись, как говорится, «кошмарить» его. Вот только «братец» оказался липовый.

Выяснилось, что наследство оформлено на основании поддельного свидетельства о рождении и такой же выписки из архива, которую состряпали мошенники. Даже ответ на запрос нотариуса был подготовлен подельниками аферистов из архивной службы. Когда махинация вскрылась, милиция возбудила уголовное дело. А банк. А что банк? Ему нужны были деньги, а не квартира на своем балансе. В конце концов, ссуду все-таки списали. Но это только один из редких случаев, когда мошенников разоблачили. И то случайно. Гораздо чаще они остаются безнаказанными.

Безгрешные доходы

В жизни, к сожалению, все происходит по принципу «кто первый встал – того и тапки». Государство изначально уступает мошенникам в игре на информационно-правовом поле. Во-первых, многие честные сотрудники социальных служб и муниципальных органов просто не знают, куда и к кому обращаться, если вдруг получат сведения о «бесхозной» квартире. Во-вторых, злоумышленники с помощью «информаторов» из тех же социальных служб, ЖЭКов, ритуальных агентств, полиции, а также ЗАГСов мгновенно фиксируют случаи смерти одиноких людей, чтобы тут же завладеть их жильем. Иными словами, государственные органы безнадежно проигрывают в скорости реагирования на подобные ситуации.

Ко всему прочему, нотариусам совершенно невыгодно тратить время на выморочное жилье, поскольку государство такую работу никак не оплачивает, да и не существует четкого механизма переоформления «бесхозной» жилплощади. К тому же информация о нем крайне редко доходит до нотариусов.

Как, по идее, должно быть? Каждый сотрудник муниципальных и социальных служб обязан знать порядок действий при получении сведений о смерти одинокого владельца или нанимателя квартиры, а предприятие ЖКХ в свою очередь - закрыть лицевой счет владельца жилплощади и в десятидневный срок информировать налоговую инспекцию о данном факте.

Налоговики же должны описать имущество и обратиться к нотариусу о заведении наследственного дела. Но информация о выморочных квартирах исчезает в недрах ЖКХ – этих «черных дырах» общества. И пока власть напрямую не станет контролировать процесс, государство будет нести потери. Поэтому и достаются ему крохи от бесхозной недвижимости, в то время как основной кусок пирога уходит мошенникам.

Опасность для добросовестных приобретателей

Чем опасна покупка выморочной квартиры? Прежде всего, самим незаконным приобретением права собственности (если квартира до смерти хозяина уже находилась в частном владении) или столь же незаконной пропиской и последующей приватизацией (если жилье было муниципальным). В итоге добросовестный приобретатель может оказаться без денег и недвижимости, когда суд признает действия мошенников по присвоению жилплощади незаконными и недействительными.

В 2009 г. в Пензе умер военный пенсионер Акимов Михаил. Жил он один и не имел родственников и наследников. Сразу же после его смерти аферисты, используя связи, прописали в его квартире задним числом «родственника», а потом при помощи поддельного судебного решения приватизировали ведомственную квартиру. Когда в 2013 г. история вскрылась, объектом уже два года владел добросовестный приобретатель.

На волне борьбы со злоупотреблениями в министерстве обороны военная прокуратура возбудила уголовное дело по факту мошенничества. Суд признал регистрацию «родственника» и приватизацию жилья незаконными, а последующую продажу недействительной. Квартира снова была поставлена на баланс министерства обороны.

Не попасться на удочку

Как же обезопасить себя от риска покупки выморочной квартиры? Прежде всего, проверить юридическую чистоту сделки, для чего следует обратиться в адвокатские конторы или юридические фирмы, где грамотные специалисты внимательно проанализируют документы и сделают запросы в соответствующие органы.

На государственном же уровне проблема требует кардинального решения. Необходимо усилить контроль со стороны налоговой инспекции и департаментов имущества субъектов Федерации за реализацией норм закона о выморочном имуществе. Далее наладить плотное взаимодействие между той же налоговой инспекцией с одной стороны и органами социального обеспечения, ЗАГСАми, а также предприятиями ЖКХ – с другой. Эти меры, несомненно, помогут навести порядок в сфере выморочного имущества.

Наверх страницы